Перейти к содержимому


Самый нравящийся контент


#4582 Внезапный стих по ЗВ

Отправлено Ален на 16 марта 2013 - 23:31

Внезапное ещё и потому, что такая трактовка отношений персонажей выплыла у меня впервые и как-то сама по себе. В прозаических черновиках всё было более счастливо, может, и слишком.

(Вселенная Star Wars)

Сожаление

(Палпатин, система Эндор, Звезда Смерти-2)

Там, снаружи, буйствует война,
Режет мрак холодными лучами.
Я смотрю в транспарастил окна
Зрячими предвиденья глазами.

Но ещё трудней смотреть назад,
В полутьму пока пустого зала.
Помнишь глупый праздничный парад?
Нет, раз уж об этом - то сначала.

Город цвета стали и свинца,
И интириг запутанные сети...
Паренёк, вдруг встретивший отца,
И бесстрашный, как умеют дети.

Ветер над платформой, звездолёт,
Пышные гвардейские плюмажи...
Так бывает: сердце вдруг шепнёт.
Жаль, что лишь шепнёт, всего не скажет.

Ты не прячешь мокрого лица,
Мы стоим в огня неверном свете.
Паренёк, хоронящий отца,
Сит, ученика отдавший смерти.

Ты, взрослевший на моих словах,
На моих уроках и советах,
Рьяный в подвернувшихся делах,
Искренний в своих смешных обетах.

Я, носивший маску мудреца
В светско-политическом бедламе;
Ты, напрасно ищущий отца
И себя в огромном старом Храме.

А под маской был всё тот же сит,
Одиночка, травленный врагами,
Помнящий лишь то, за что он мстит,
Но не тех, кого убили сами.

Лицедей, умеющий играть,
Не способный доверять другому,
Как про моря искристую гладь
Бесполезно толковать слепому.

Я умел тобой повелевать,
Ты хотел призванья и свободы.
Как бы я хотел переиграть
Самое начало, эти годы.

Вдруг, вконец устав подозревать,
Сморщиться от лжи, когда не видишь...
"Энакин... - помедлить, досказать:
- Почему-то верю - ты не выдашь..."

А когда войска вводились в Храм,
Прямо бы твой взгляд смятённый встретить:
"Нет, ты не пойдёшь туда. Я сам."
И забрать твой меч, не дав ответить.

И когда ты заперся на дни,
Пустота - она уродств не видит...
Не "Прости", но и не "Отдохни" -
"Эни, я не знал, что всё так выйдет..."

Видно, жизнь не учит дураков.
Ты не первый меч моих амбиций.
Ради власти... Войн былых веков...
Даже мне чужих уже традиций.

Рисковал, но как-то лишь тобой,
А не за тебя, как было надо.
И считал: быть силой над толпой -
Это ли не лучшая награда.

Если б не умели мы молчать
Каждый о своём, и каждый - годы,
Может, не пришлось бы воевать
За мальчишку из твоей породы.

Боль, удушье зависти моей -
Изломало всё, перекипело.
Я прошу, мой мальчик, не жалей -
Я уж точно получу за дело.

И сейчас, когда не старость - смерть,
Не конец, но всё же - расставанье,
В гордости твоей немую твердь
Я скажу, наверно, на прощанье...

Что же я могу тебе сказать?
Разговором не исправить дело.
"Вейдер, уж изволь мне отвечать." -
"Нет. Вы не поймёте." Да... Задело.

Старость, власть, толпа секретарей -
Сторожа полночных размышлений.
Мог бы думать до скончанья дней,
Плод десятка ситских поколений.

Понял, только глядя, как ты врёшь,
Делаешь ошибку за проколом.
Сам-то знаешь, к чему ты ведёшь?
Может быть... Или узнаешь. Скоро.

Что же, вот я снова кукловод,
Одиночка в сердце паутины.
Грустно знать всю пьесу наперёд,
Утешает, что конец не длинный.

Может, ты сумеешь угадать,
Слепо веря своему надлому,
То, чего тебе не смог я дать,
То, что можешь ты отдать другому.

Вспомнишь, может, восемь едких слов
От меня в той ссоре между нами:
"Мальчикам, не помнящим отцов,
У кого учиться быть отцами?"


#4336 История первая, о том, как была волшебная страна

Отправлено June 10 на 15 сентября 2012 - 12:30

Автор: June 10.
Бета: нет, увы, поэтому тапки приветствуются.
Жанр: General
Размер: мини (и еще меньше).
Аннотация: Все с чего-то начинается, считают взрослые. Именно с этого началась история про волшебную страну и ее обитателей. Приятного чтения.
Комментарии: Слезная просьба читателям ткнуть автора в ошибки. Оченно надо!

Где-то далеко-далеко: по ту сторону радуги, за бурлящим морем, а может, под подушкой - в общем, неважно, где-то есть волшебная страна. О ней наслышан каждый ребенок, знание это тайное и передается из ладошек в ладошки в песочнице, пока серьезные взрослые судачат о своих мелких, никому не интересных проблемах. Спросите, почему же ни один, даже самый внимательный родитель не слышал об этом месте? Да как же им услышать-то, если малыши общаются на своем, им только понятном языке? А как только дети вырастают и перестают верить в волшебство, чудесный край сказок становится для них чем-то, о чем уже «несолидно» рассказывать. Вот и ходят по белу свету грустные, но очень солидные люди, которые стесняются сказок, и день ото дня волшебная страна уплывает от них в далекое детство.
Вспомнили? Вы, кажется, и сами помните, как за шкафом в детской жил домовенок, а на кухне желтая чашка с отколотым краем командовала приготовлением компота. И было это в те прекрасные времена, когда поход пешком под стол не казался зазорным, зубы были молочными, а глаза - восторженными. А рядом всегда была она - Волшебная Страна.
Спросите, откуда она возникла. Оставьте эти ваши взрослые глупости, мало ли, что «ничто ниоткуда не возникает и не исчезает без следа». Вот страна просто была, всегда-всегда, каждое утро, день и вечер жила своей жизнью и жизнями тех, кто в нее верит. Такая уж она неправильная, наверное, потому что волшебная.
Ну и что, что страны «не бывают». Ну и что, что даже Америку когда-то открыл Колумб? Вернее, не Америку, а острова неподалеку, и не открыл, а просто-таки врезался. И вообще, история давняя, может, и не Колумб туда плавал, может, викинги постарались…
И после такого - подробнейшего! - объяснения, вы будете доказывать, что страны не бывают просто так? Что их создают, делят, завоевывают? Вам, конечно, виднее, но то - обычные, неволшебные страны, а самое главное - людские, общечеловеческие. И живут в них стандартные общечеловеки, у которых, вы уж меня простите, ни ума, ни фантазии! Да и терпения тихо-мирно дружно-любовно жить тоже не наблюдается. Вот они-то и стараются.
Население волшебной страны состоит преимущественно из зверей, явлений, состояний и феноменов. Нет, что вы, я не издеваюсь, я абсолютно серьезно: помимо птиц, рыб, кузнечиков и прочих травоядно-хищных, здесь обитают, к примеру, авроры и закаты, детская радость и иллюзии, эхи и ветры. Стало понятнее? Вот и славно.
Итак, где-то прямо у вас перед глазами раскинулась волшебная страна. А наша история позволит себе начаться с того момента, как в небольшом уютном домике, окруженном садом со всех сторон, поселилась черная кошка. И выкиньте из головы все эти предрассудки, наша героиня никому не принесет бед, разве что мелкие и крупные, и средней противности неприятности. И заглянут к нашей кошке разные гости, и стрясутся с ними всякие катаклизмы, и случатся приятные встречи и неожиданные открытия. Будут нам и грустные, и веселые нотки, и светлые, и мрачные тона, и сладкие, и горькие запахи. Впереди у вас, уважаемые читатели, скромные будни волшебной страны, такой похожей на привычный мир и столь отличной от обычного окружения. За этой страницей притаились истории о дружбе, любви и прочих «неприятностях». Приятного вам чтения и сладких снов.


#4250 Скромные ромашки

Отправлено June 10 на 20 июля 2012 - 12:35

Автор: June 10.
Бета: нет, увы, поэтому тапки приветствуются.
Жанр: General
Размер: мини.
Аннотация: Еще одна короткая сказка о вересковой кошке и компании.
Комментарии: Между предыдущей и этой сказкой существует еще одна, вот только она еще не доведена до ума.

Вокруг домика кошки с кисточками на ушах вырос целый сад цветов, каких только чудаков в нем ни водилось. Были там и стремительные маки, и неторопливые кактусы, и робкие фиалки, и бесстрашные гвоздики. Многие окрестные жители частенько заходили в гости, чтобы поболтать с интересным, а главное – молчаливым собеседником. Ведь большинству цветов-однолетников не удавалось промолвить за свою короткую жизнь ни слова. Так уж устроен этот мир: чтобы говорить о чем-то, сперва нужно об этом долго-долго молчать, а потом еще набраться жизненного опыта. Вот только о какой школе жизни идет речь, когда ты по самые корни в земле – ни в гости сходить, ни вокруг света пробежаться.
Бывали, правда, среди посетителей сада такие смельчаки, что отваживались спрашивать совета у мудрых многолетних цветов. Здесь, как и повсюду, царила специализация и конкуренция: у роз осведомлялись, нравится ли проситель кому-то, у нарциссов вечно стояла очередь из желающих изменить внешний вид, к орхидеям прибегали меняться внутренне, большеголовые пионы отговаривали особо горячих особ, а георгины, наоборот, ободряли робевших. Неудивительно, что у клумб с многолетниками всегда наблюдались огромные толпы: кому же не хочется переложить заботу о своем будущем на хрупкие цветочные плечи?
Как только все вопросы были заданы, ответы получены, рекомендации выполнены, а объект воздыханий уже держался за ручку, наступал черед самого жизненно важного цветка – ромашки.
Надо признать, что бело-желтые выросли настоящими скромницами: никогда не лезли в чужие дела и молчали о своих, предлагали помощь другим и отказывались от поддержки сами. На редкость воспитанные ромашки! Они даже место в саду выбрали самое неприметное – за мышкиным амбаром в теньке, на границе с лесом. Как уж только их ни упрашивали переселиться – молчат и только головками отрицательно покачивают.
Ромашки вообще были дамами неговорливыми. Мало кому удавалось перекинуться с ними парой слов, обычно они отвечали всего одним. Кратко, емко и по сути. Вот только, к сожалению многих, очень редко. Возможно, именно из-за этих ромашечных особенностей и появилось гадание – все же, оборвать цветочек получалось куда как быстрее, чем дождаться от него ответа.
Тем не менее, люд (а так же скот, птиц и даже рыб из ручья на опушке) тянулся к ромашкам, дабы погадать на суженного. Процедура была незатейлива: если бело-желтые желали пообщаться, то жаждущий-страждущий слышал всего одно слово. «Любит» - и в саду играли свадьбу, «поцелует» - бежали свататься. Отрицательный результат старались не афишировать, но если кто-то на ромашковом лугу белугой ревет, тут разве что папоротник не догадается, да и то потому, что раз в год просыпается.
Вересковая кошка больше других любила посидеть в ромашках. Поболтать сама с собой (цветы – они тактичные, они молчали по вторникам, средам и пятницам с часу до четырех). Нет, это прекрасно, когда у тебя есть верный друг и даже два друга, а уж что говорить о трех… Но иногда хочется остаться одной в тишине, помурррчать на солнышке, покататься по травке. Корона, она ведь тоже жмет и натирает.
Шел уже второй час кошачьего монолога в ромашках, все было тихо и привычно, следующим номером значилась небольшая ария, как вдруг:
- Любит, - сказала большая ромашка с зазубриной на четвертом лепестке.
- Кто любит? Кого любит? – всполошилась кошка, которую это сообщение прервало на полуслове.
Ответа не последовало. Все-таки ромашки были очень скромными и стеснялись рассказывать все-все-все. Может, именно за эту сдержанность, а так же за нежелание селиться на роскошные клумбы, к ним и тянулись влюбленные. Ведь «любит» - это только начало пути, а куда уж он выведет двоих, зависит совсем не от ромашек.
А вересковая кошка с кисточками на ушах шла домой и рассеяно теребила в лапках так и неодетую корону. Порой, на некоторое время, хватает и того, что тебя кто-то любит, пусть даже ты и не знаешь его в лицо.


#4219 Белый кот, не знавший, с чем едят лапидарность

Отправлено June 10 на 13 июля 2012 - 08:16

Бета: Нет, пока
Жанр: General
Размер: мини
Аннотация: Проще прочитать целиком.
Комментарии: Не знаю пока, будет ли у этой истории "вещное" представление. Кота-то я сваляла, а что делать с ним, ума не приложу.

В одной маленькой деревушке у самого края моря жил белый кот по кличке… Впрочем, с чего бы это вдруг такому красавцу отзываться на какие-то там прозвища? А кот и впрямь был необычайно хорош собой: мягкая белая шерстка, аккуратно причесанный хвостик, густые на зависть всем темные ресницы и бархатно розовый носик. «Само очарование» - шептались за его спиной, и он это прекрасно слышал.
Следует отдать красавцу должное, он не опускался до банального нарциссизма: любил охотиться и рыбачить, нередко по неделе не брал в лапы расческу, и болтливое волшебное зеркало подолгу скучало в его пустом пряничном домике. Однако, как и многие прекрасные коты, наш герой позволял себе немного прихвастнуть, капельку посплетничать и едва-едва съязвить – разумеется, в рамках кошачьего политеса.
Однажды коварная охотничья удача завела белого кота в совсем уж дикие края. Подумать только, никто, совершенно никто о нем не слышал, и всего лишь каждый третий абориген считал незнакомца красавчиком (он не подслушивал, нет, это ниже кошачьего достоинства). Такого афронта раньше не случалось, и белый кот решил остаться и показать местным жителям, как он хорош. Тем паче, среди папуасов встречались и на редкость симпатичные, хоть и придурковатые экземпляры. Взять к примеру сиреневую кошку с громоотводом на голове – конечно, местные утверждали, что сие есть корона, но внятно пояснить, кто и за какие заслуги ее жаловал, не могли.
Черная носительница короны была недурна по всем показателям, за исключением этой самой короны. Белый кот решил, что неплохо бы начать покорение этого дремучего края именно с его хозяйки. Как говорится, полюбить, так королеву…
Сперва он принес к ее «дворцу» букетик ромашек. Безрезультатно; никто из туземцев не потрудился пояснить самонадеянному красавцу, что в амбаре, куда он притопал, живут мыши да куры, а дом вересковой кошки выше по улице. Затем поклонник изловчился – ведь он любил простой кошачий труд – и поймал пару куропаток в лесу. На этот раз подарок попал по адресу, но, как выяснилось, не пришелся ко двору. В милой кошачьей беседе королева поведала, что неплохо знает дорогу в магазин, где всякая дичь продается уже ощипанной, выпотрошенной и даже порезанной на порции.
Тогда прекрасный белый кот решился на поистине королевский подарок – гигантскую сиятельную форель. Немалых трудов стоило просто поймать осторожную озерную громадину, известную на весь свет своей изменчивой окраской. А уж сколько времени кот потратил на то, что бы ее вкусно приготовить! Ведь вяленая форель – это вам не просто фунт соли и неделя солнца. Это целая поэма, которую приморский житель, по счастью, знал на зубок.
И вот, величаво и торжественно, преподнес он свой дар сиреневой кошке в короне. Конечно же, не обошлось без подробного, до трелей в желудках слушателей, рассказа о вяленье рыбы. Ну какой же кот откажется описать в двух словах свой скромный подвиг?
Вот только барышня была не впечатлена. Вересковая кошка с кисточками на ушах переглянулась с лучшей подругой и резюмировала:
- Как жаль, что белым котам неведома лапидарность!
За сим она и мышь-рукодельница удалились на веранду пить чай. А белый кот, и впрямь не знавший, с чем едят лапидарность, подумал, что иногда, стараясь стать кому-то единственным, теряешь все шансы быть кем-то любимым.


#4647 Нелётный день

Отправлено Revan на 24 сентября 2013 - 19:51

Звездолёт стоял на второй платформе, первая пустовала. Аш-Кхаар подошёл к чёрному голографическому табло космопорта: в расписании тускло светящимися голубоватыми символами значилось, что единственный на ближайшие несколько часов транспортник стартовал с первой платформы пять минут назад по местному времени. Лорд почесал редкие жёсткие волосы на затылке: он находился в космопорту уже час, и других звездолётов за весь этот час не наблюдал.
Мимо него деловито прошествовали прямо ко второй платформе два тви’лека, не обратив никакого внимания на экран расписания. Следом за ними, совсем уж неторопясь, продефилировало полностью мохнатое нечто, которое окончательно сбитый с  толку ситх не смог идентифицировать вообще никак, несмотря на обширные познания и когда-то бурную биографию. Где-то здесь был подвох. Крупный подвох.
Стоило вылезать из своего уютного саркофага, восставать от тщательно рассчитанного анабиоза, поддерживаемого тёмной стороной Силы с небольшими техническими ухищрениями, незаметно прокрадываться  мимо странных людей и прочих экзотов в униформе, да так, что ситская гордость чуть было не пострадала зазря, чтобы начать вляпываться в одну несуразицу за другой. Для начала оказалось, что слиться с толпой странных искателей неприятностей, гордо именующих себя археологами, несколько проблематично по причине костюма: свободные иссиня-фиолетовые одеяния оказались не в моде, а для приобретения чуть более общепринятой серости со стандартными чёрно-красными элементами пришлось немного поднапрячься. Впрочем, в процессе возникло только одно осложнение: уже однажды упомянутая ситская гордость заявила о себе в тройном размере. Как это скрываться? Как это маскироваться? Лайтингом их! Как это… ой! – В диалог с гордостью внезапно вступил здравый смысл, когда-то оказавший окружению лорда Аш-Кхаара самое что и на есть западло в виде неоднократного выживания последнего, и спустя несколько мгновений гордость униженно уползла в дальний угол зализывать раны, злобно посверкивая чёрными глазками и строя планы по жестокому отмщению.
Впоследствии ситская гордость периодически гнусно похихикивала из того самого дальнего угла, в те восхитительные моменты, когда очередной нетрезво ухмыляющийся юнец в униформе, гордо именовавший себя лордом, хвастался достижениями в драках среди таких же «лордов», внезапно превращавшихся в примерных учеников в присутствии хвастунов постарше. Впрочем, один раз попался очень интересный забрак в настолько усреднено-серой одежде, что даже стандартная местная униформа казалась пёстрой и привлекающей внимание. Взгляд на взгляд: каждый оценил потенциальную опасность другого – и разошлись с подобием взаимного уважения, запомнив приметы на будущее, на всякий случай. Случай пока что не представился.
Помотавшись по поверхности планеты среди захоронений ближайших союзников, злейших врагов и прочих почивших легенд, и устав от новоситских веяний в редких военно-археологических поселениях, Аш-Кхаар решил-таки улететь с планеты. Вездесущие искатели неприятностей успели разорить все те гробницы, на которые позариться было почти безопасно, и пока что не решались вскрывать те, в которые и сам Аш-Кхаар без особой нужды лезть бы не стал. Большая часть приключенцев обращаться с изъятым добром не умела, выражение «техника безопасности», по всей видимости, у подобной публики означало нечто в высшей степени оскорбительное, потому то тут, то там происходили несчастные случаи, что значительно облегчало лорду поиск необходимого для выживания оборудования. Жаль лишь, что звездолёта никакого не выкопали, потому пришлось уповать на гражданские средства.
Все эти размышления вкупе с событиями и привели лорда Аш-Кхаара в единственный на всей огромной планете работающий  космопорт, в гордое одиночество у пустующей первой платформы. Окинув беглым взглядом обозримое пространство, ситх обнаружил одинокого протокольного дроида, тускло поблёскивающего частично проржавевшим корпусом в косых лучах садящегося светила. Ситская гордость в очередной раз перевернулась с боку на бок, невовремя напомнив о себе, но снова оказалась проигнорированной. Быстрым шагом покрыв расстояние до «ведра с гайками», Аш-Кхаар поинтересовался, какого заблудшего джедая расписание не совпадает с действительностью, на что получил монотонный, с лёгким прищёлкиванием от небольшой неисправности вокодера, ответ: «Извините, но расписание верно».
Стараясь быть вежливым, чтобы не выслушивать лекций о манерах (вдруг это металлическое недоразумение ещё и на этикет запрограммировано), Аш-Кхаар терпеливо расшифровал свою претензию:
- В расписании указано, что корабль стартует с первой платформы, точнее, взлетел минут пять назад. На самом деле, с первой платформы ничто не взлетало, а сам звездолёт стоит на второй платформе.
Если бы дроид умел менять выражения металлического подобия лица, он бы обязательно скривил какую-нибудь подходящую случаю характерную гримасу.
- Извините, но у Вас неверные сведения о, как Вы сказали, «самом деле». Звездолёт действительно стартовал пять минут назад с первой платформы, на второй в данный момент ничего находиться не может.
Потеряв остатки тщательно сохраняемого терпения, ситх рявкнул:
- Да разуй глаза, железка, вот она – вторая платформа, и звездолёт стоит там! – Сделав неопределённый жест в сторону транспорта, лорд уже почти развернулся, не надеясь на ответ, но тут всё с тем же прищёлкиванием послышалось:
- Извините, но я вынужден Вам сообщить, что столь грубое наименование ответственного лица, находящегося на государственной службе, недопустимо, а также напомнить Вам, что в данный момент в данном космопорту нет ни одного корабля. Следующий звездолёт прибудет только через три часа и пятьдесят четыре минуты.
Окончание фразы звучало уже в пустоту – ещё немного, и с пальцев древнего ситха готовы были сорваться бело-голубые электрические разряды, но подлый здравый смысл вновь напомнил о том, что не стоит пока привлекать к себе чрезмерного внимания: одно дело драку устраивать, насосавшись дешёвого лума, совсем другое – ни с того, ни с сего в трезвом уме на дроидов неисправных кидаться посреди бела дня. Краткая битва, в очередной раз закончившаяся победой над ситской гордостью – и наскоро успокоившийся Аш-Кхаар поинтересовался у давешних тви’леков, каких джедайских магистров творится такая неведомая доныне мистика.
- Так ты новенький, вестимо. Все же знают, что единственный транспорт уходит через полчаса и только со второй платформы. - Речь отвечавшего была приятно понятной в отличие от булькающих поддакиваний его спутника, изъяснявшегося на своём тви’лекском языке.
- Почему же тогда не исправят расписание с дроидом? – искренне удивился ситх.
- А зачем? – философски заметил всё тот же тви’лек. – Ведь все и так всё знают.
Решив не объяснять, что и как долго бы делали с виновными в подобном бардаке лет эдак тысячу назад, Аш-Кхаар пробурчал невнятные слова благодарности и достал почти честно приобретённый пластиковый билет. Не тут-то было! Сканер мерзко бибикнул и выдал ошибку. Повторное прикладывание произвело примерно такой же звуковой эффект, но на этот раз находящийся рядом динамик ожил и поведал печальным механическим голосом о том, что билет неправилен. «Не привлекай внимания», - стало чем-то вроде постоянного рефрена, да мелькнула вдогонку гаденькая мыслишка, что ещё немного – и пора записываться в джедаи.
На выручку подоспел всё тот же тви’лек, поведавший о том, что, скорее всего, ситх приобрёл билет на тот самый рейс, который минут семь-восемь назад должен был улететь с первой платформы, но не улетел, потому что звездолёт отходит со второй платформы и через полчаса, и билет на него нужно покупать отдельно.
Снова помянув джедаев, Аш-Кхаар вполне законно поинтересовался, зачем же продают билеты на несуществующий рейс, на что получил окончательно запутавший его ответ:
- Но он же есть в расписании.
- Сколько у меня в запасе времени? – уточнил лорд, решив не размениваться на выяснение культурологических различий прошлого и современности.
- Минут двадцать пять точно будет, - спокойно заверил его тви’лек.
Метнувшись к терминалам на предельной скорости, ситх обнаружил, что дроид-уборщик успел отключить почти все «на профилактику», так как по расписанию звездолёт уже улетел, а следующий должен появиться ещё нескоро. Единственный работающий недружелюбно мерцал разбитым экраном: не все ситхи обладают джедайским терпением. Где находятся другие терминалы и существуют ли они в коррибанской природе, этот размеренный неторопливый дроид был не в состоянии указать, так как подобные сведения находились вне сферы его запрограммированности, но об этом мог знать протокольный дроид у посадочных платформ. Стоит ли говорить, что в следующие мгновения ситх уже снова стоял рядом с той самой железкой, которую он предпочёл бы более не видеть ещё с прошлого раза.
- Есть ли ещё терминалы по продаже билетов, кроме тех, что у главного входа? – с ходу выпалил ситх, не размениваясь более на церемонии.
Знакомые щелчки.
- Терминалы по продаже билетов находятся у главного входа в космопорт. Дополнительные терминалы стоят у пятой платформы.
Ситх оглянулся. «Первая, вторая, третья, шестая… Стоп, а где четвёртая и пятая?» Он успел порадоваться, что сначала догадался оглядеться, а не побежал сразу же разыскивать мифическую платформу, ориентируясь на обычную логику нумерации.
- И где у вас тут пятая платформа?
В механическом голосе послышались нотки превосходства над этими странными существами из плоти и крови, которые не знают самых банальных вещей:
- Четвёртая и пятая платформы находятся за основным зданием космопорта, они уже двадцать лет на ремонте.
Не обойдясь без Великой Силы, ситх со скоростью лазерного луча оказался за воротами. Ориентируясь по полустёртым указателям, Аш-Кхаар достаточно быстро оказался на месте.  Естественно, терминалы находились у четвёртой платформы, а не у пятой, но так даже получалось на пару секунд быстрее. К некоторому удивлению ситха, все терминалы с виду казались включёнными. Правда, при ближайшем рассмотрении выяснилось, что на экранах первых двух мерцала надпись «терминал сдачи не выдаёт», третий недружелюбно светился уже знакомой сеткой трещин, четвёртый показывал равномерно синий экран и лишь пятый казался годным к использованию. Получив законную добычу в виде ещё одной небольшой пластиковой карточки, Аш-Кхаар, в целом довольный оперативной победой над вражеской системой, поспешил обратно в космопорт, чтобы увидеть почти романтическую картину удаляющихся нежно-синеватых дюз на фоне кирпичных вершин в предзакатных лучах. Двадцати пяти минут пройти не могло.
Лорд Аш-Кхаар, когда-то отказавшийся от власти, чтобы подробно изучить различные аспекты проявлений Великой Силы в целом и тёмной её стороны в значительной частности, почувствовал непреодолимое желание то ли захватить эту самую власть для наведения порядка, то ли залечь в анабиоз ещё лет так на сто, всё равно дольше такое неприличное мироустройство протянуть не сможет. Впрочем, у него ещё есть время поразмыслить об этом до следующего рейса.


#4559 Стихи

Отправлено Revan на 06 февраля 2013 - 20:58

Дым от сигареты, кофе
Литров пять, а лучше шесть.
В битых стёклах бледный профиль.
Нечего, конечно, есть.
Треснул кафель - вид поганый:
Хочешь пей, а хочешь - плачь,
Впрочем, ты, конечно, пьяный
И рассадник неудач.
Ждёшь предсмертного ты вздоха,
Даже если горя нет.
Штампы... Как, тебе не плохо?
Да ты вовсе не поэт!


#4554 Стихи

Отправлено Revan на 31 января 2013 - 14:07

Вечный сон скрывает звёзды
В полуночной высоте.
Всполох. Крик... но слишком поздно:
Мир не тот, и мы не те.

Всполох. Крик. А на экране
Всё расписано до нас.
Даже если сильно ранит,
Даже если в этот раз
Ты живой и слышишь ветер,
Ощущаешь жар огня,
Даже если в целом свете
Нет живее...

Нет меня.
Вспышка. Свет. Лиловый ужас.
Серий тридцать пять... Финал.
Мир не тот, но он мне нужен.
Даже если проиграл.


#4332 Дружелюбие омелы

Отправлено June 10 на 12 сентября 2012 - 22:14

Автор: June 10.
Бета: нет, увы, поэтому тапки приветствуются. Огромная просьба все "шорохи" озвучивать.
Жанр: General
Размер: мини.
Аннотация: Еще одна короткая сказка о белом коте и компании.
Комментарии: Та самая "недостающая" сказка. Действие происходит параллельно с историей о ромашках. Выкладываю, чтобы порадовать Иша и Ксана. Надеюсь, понравится)

Случались на долгом кошачьем пути и поучительные встречи. Как-то раз, устраиваясь на ночлег у поваленного могучего дуба, белый кот услышал:
- Ну почему, почему со мной никто не дружит? Разве я такой плохой товарищ? – причитал где-то тонкий голосок.
Белый путешественник оглянулся вокруг, но не заметил нигде безутешного зверя. Да и зверя ли? Кому мог принадлежать этот тонкий голосок? Комару? Бабочке? Кукушонку? В поисках говорившего кот поднял мордочку выше и правее и там, где когда-то шелестела пышная крона дерева, увидел это.
- Ты кто?
- Я – вечно юная прекрасная омела, столь потрясающая, что многие мои знакомые теряют дар речи и уходят, так и не сказав, зачем приходили.
От такого приветствия белому коту и самому захотелось поскорее дать стрекача. Вот ведь зазнайка. И было бы, чем похвастать: какой-то чахлый кустик, намертво вцепившийся в трухлявый дуб. Падальщик! То ли дело он – мягкий хлопок шерстки, глаза цвета тибетского золота и мятежный дух вечного странника. На свою на беду, кот был еще и неплохо воспитан матушкой-кошкой и порот папенькой-котом, посему начатый разговор пришлось продолжить:
- И чего же ты но… - он чуть было не выпалил «ноешь», но это было бы уже фи, как грубо. Даже по отношению в такому задаваке. - … плачешь?
- Никто, совсем никто не хочет быть мне другом. Вот, право слово, не знаю отчего. Ужели я не верный товарищ? Ведь если я дружу с деревом, то поселяюсь на нем, чтобы быть рядом в горе и радости. Когда мой друг скидывает листву, я из солидарности бросаю пару листочков. Дуб шумит – я волнуюсь вместе с ним. Вот скажи мне, белый кот, почему меня все бросают?
Выговорившись, вечноюный омела притих и в ожидании ответа уставился на собеседника всеми своими ягодками. Однако кот не спешил, о чем-то надолго задумавшись. «Ведь и впрямь, хороший друг дубу: всегда поддержит, во всем поможет, в любое время поговорит» - размышлял путешественник. «Вот только дерево-то умерло». Тут забрезжила у кота одна идея, которую не мешало бы проверить.
- Скажи-ка, омела, а почему ты выбрал в друзья дерево, а не куст или цветок?
- Как это цветок? – возмущенно захлопал веточками полуночный собеседник. – Да разве приличная омела сдружится с какой-то там петунией или бегонией? У нас же совершенно разные интересы!
- Я вот встречал кошку и мышку, и они дружили.
- Так то звери, у нас – растений – все иначе. Дружить надо с сильным, чтоб и в бурю укрыл, и в засуху водой поделился, и вообще скучать не давал.
Белый кот возмущенно сверкнул золотыми глазами, но ничего не сказал. А омела продолжал расписывать, как хорошо ему жилось при могучем дубе.
«Вот ведь, эгоист беспечный, довел товарища до гибели и ноет!» Впрочем, после встречи с вересковой кошкой хвостатый странник остерегался поспешных выводов. Вот и сейчас его зоркий глаз заприметил в темноте нечто, что точно покажет, хороший ли друг омела.
- Чего ж ты, дурень, убиваешься? – нарочито насмешливо проговорил белый кот. – Вон там, погляди! Еще одна живая веточка у твоего дуба осталась. Поливай ее, укрывай, ухаживай так же, как он заботился о тебе, и через пару лет вырастет тебе новый друг.
- Одна веточка? Через пару лет? Нет, это неслыханно! Не хочу, не желаю ждать.
- Ну и не жди, - сказал хвостатый странник и, собрав свой нехитрый скарб, ушел с устроенной стоянки. Уж лучше синий бархат ночи и теплая пыль на лапах, чем сидеть и слушать речи самовлюбленного омелы. Ведь, однажды поддавшись такому вот «великолепному» другу, можешь потерять не только дружбу, но и самого себя.
«И вообще», думал кот, всматриваясь в блики луны на молодых дубах, «хорошо, когда можешь отдать что-то. И не так уж и важно, другу достанется твой дар или нет. Главное – подарить тепло».


#3999 Жил был лес...

Отправлено June 10 на 06 марта 2012 - 23:02

Жил был эльфийский лес...

Автор: June 10
Бета: Tansan
Жанр: General
Размер: мини
Аннотация: Проще прочитать целиком.
Комментарии: Написано "по мотивам и в поддержку" моей серии кулонов "В эльфийском лесу..."

Жил-был на свете лес. Вот так просто – обычный волшебный лес. Был он не большой, не маленький – ну как может быть маленьким или большим лес, в котором растут сотни и сотни самых разных деревьев? Вот, к примеру, елка на опушке совсем маленькая, и пяти годовых колец не будет, а дубу вдалеке на пригорке уже лет триста минуло. Не станешь же высчитывать средний возраст на душу населения, чай, не люди. Тех бездельников тянет то и дело сперва перепись провести, а потом пойти войной на соседей, чтоб популяцию сократить. Чудные, право слово, эти люди!
Лес своих деревьев не считал – пусть растут с миром – просто знал, что их много, и довольно качал макушками. Ему было чему радоваться: на каждой полянке, за каждым кустом жило счастливое время. Весною лес, встряхнувшись от морозного морока, расцветал, летом – готовил припасы, пестовал поросль и лелеял стариков, осенью листва его разноцветным ковром устилала звериные тропки, а с приходом зимы деревья придвигались друг к другу поближе и засыпали до нового теплого дня. Здесь не обижали ни зверя, ни птицу, да и кому придет в голову трогать тех, кто радеет за  твое процветание, несет уют в твой дом и покой в твое сердце? Ну разве что оркам, так о них в приличном обществе не поминают.
Иногда в лесу случались дожди, что, в общем-то, неудивительно. Конечно, местность далеко не тропическая, заливало несильно – подумаешь, парочку оврагов приходилось временно считать озерцами – и недолго (ну да, ивы, селившиеся у новеньких озер, через пару лет презрительно фыркали и сбегали с протекавшими мимо ручьями).
Изредка в гости забредали энты, и тогда лес жалел, что у него самого ног нет: так бы поднялся, сгреб в охапку все опушки и чащобы – и деру от этих велеречивых самоходок. Вот и приходилось сидеть смирно и кивать пирамидальными макушками тополей. Ну что поделать, даже в лесной семье не без уродца!
Итак, жил был эльфийский лес. Хотя сам он отнюдь не считал себя эльфийским, точно так же  как люди, принося с пикника муравья, не называют свой дом муравейником. Какое, собственно, лесу дело до этих ушастых – ходят себе тихонько на цыпочках, деревьев не рубят, костров не палят. Бывало, правда, перепьют своего скисшего сока и полночи песни горланят, так он и сам не без греха: часто плутает ветер в его кронах, шумит, стонет раненым зверем. Но ведь случалась и от эльфов польза, пусть маленькая, так и сами не великаны – полезет какой-нибудь дозорный на дерево, заденет случайно место, которое дятел проглядел, не вылечит, куда там, так хоть почешет.
В общем, с эльфами лес мирился. Существа они невредные, прибить особо не за что, а любить не больно-то и хотелось.
Только однажды ему стало страшно, когда в эльфийский лес пришла война. Нехорошее, жуткое слово придумали люди, чтобы рассказать, как летят во все стороны злые проклятья, блестит при лунном свете жестокий металл, громко кричит и безвольно падает то, что секунду назад было живым существом. Лес невзлюбил войну, ему еще долго пришлось поливать дождем, укутывать снегом, скрывать туманом свои раны. И людей он тоже невзлюбил, уж слишком быстро забыли они, как ужасна война. С тех пор, случись человеку приблизиться к его опушкам, лес начинал играть тропками, шевелить корягами, пугать путника болотной гнилью и дикою чащей.
Люди предпочли забыть о лесе.
Эльфы уплыли туда, куда позвал их лунный свет.
Самые злобные из орков породнились с людьми. Нет, нет – да и  мелькнет в людской толпе звериный оскал.
Энты давно превратились в трухлявые пни. Последний из них, говорят, пленил кота в пенсне и долго рассказывал тому сказки.
А лес все стоит – не большой, не маленький.


#4617 Встречи и прощания (неизвестная сторона жизни имперского адмирала Фирмуса С....

Отправлено Patska на 07 мая 2013 - 16:56

Фэндом: Звездные войны
Название: Встречи и прощания
Автор: Пацка
Бета: jane-connor
Рейтинг: PG-13
Категория: Гет
Жанр: Ангст / Романтика
Пейринг: Фирмус С. Пиетт / новый женский персонаж
Размер: Миди (12 глав)
Статус: Закончен
Предупреждения: в самом конце будет АU, но пока все в соответствии с каноном
Дисклаймер: Вселенная и герои принадлежат только и исключительно Джорджу Лукасу, я их взяла на время поиграться
Саммари: Неизвестная сторона жизни имперского адмирала Фирмуса С. Пиетта.
Хронология событий:


Изображение


ОТ АВТОРА


За много лет существования вместе с ЗВ мы как-то автоматически привыкли считать, что в Империи все поголовно были сущие злодеи, а в Альянсе - сплошь непорочные герои все в белом и верхом на белой же банте :) . Так не бывает (а тем более во время войны), все люди разные и многогранные (кроме ситхов ;)), и не стоит всех имперских служащих сгребать в одну кучу и мазать исключительно черной краской. Лукас нам в Саге продемонстрировал только повстанческую сторону, хотя на одном только “Исполнителе” было почти триста тысяч человек команды, и у каждого из них – своя наверняка неповторимая история. Как, например, у имперского адмирала Фирмуса С. Пиетта.

Что мы видели в пятом и шестом эпизодах с его участием? Только отдельные сценки общим хронометражом минут пятнадцать, откуда никакой информации о его личности почерпнуть нельзя. Кроме того, что он умудрился в течение года, прошедшего между битвой у Хота и Эндорской битвой, не прогневать Вейдера и остаться в живых. А ведь у Пиетта была жизнь и за пределами капитанского мостика “Исполнителя”!

Я взглянула ситуацию с другой стороны: почему Таркин, Тагге и прочие офицеры явно не испытывают такой безудержной паники при виде Вейдера? Пиетт - явно не трус; в армии и флоте откровенные паникеры так высоко по карьерной лестнице не взбираются. Тогда почему же он так боялся ситха? Я уцепилась за кончик этой мысли и осторожно потянула - ниточка вилась, вилась и в итоге привела меня к данному сюжету.

***

…Будущее всегда находится в тумане. Даже владеющие Силой знают - события, что видятся им во время медитаций, могут позже и не воплотиться в реальность.

Никто заранее точно не знает, что ему уготовано судьбой.

Не знал и капитан первого ранга Фирмус С. Пиетт. На праздновании юбилея Империи Великая Сила уже приготовила для него встречу, которая перевернет всю его дальнейшую жизнь.

Глава первая

One day you'll meet a stranger
And all the noise is silenced in the room
You'll feel that you're close to some mystery
In the moonlight and everything shatters
You feel as if you've known her all your life
The world's oldest lesson in history

Sting, Until

– Да здравствует Император Палпатин! – Уилхуфф Таркин, один из самых знаменитых имперских гранд-моффов, протянул руку с бокалом, в котором играло лучшее набуанское шампанское, к стене с огромным шелковым флагом мрачных черно-бордовых тонов. – Да здравствует Империя!

– Да здравствует Император! – дружно подхватило великое множество голосов. Люди в парадных военных мундирах и вечерних нарядах, столпившиеся в огромном зале, одновременно подняли свои бокалы; отовсюду послышались воодушевленно-радостные возгласы и тоненькое позвякивание соприкасающегося стекла. На Корусанте торжественно праздновался очередной – вот уже двадцатый – юбилей Первой Галактической Империи.

Капитан первого ранга Пиетт, тщательно выдерживая подобающее ситуации радостное выражение лица, вместе с окружающими послушно пригубил свое шампанское. Всем было известно, что во время подобных грандиозных празднеств, на которые собирается верхушка армейского и флотского командования плюс большинство моффов и гранд-моффов, в толпе обязательно присутствует множество агентов имперской службы безопасности. Они внимательно вслушиваются в разговоры и высматривают тех, кто, по их мнению, не проявляет должного энтузиазма в выражении радости и преданности своей Империи. Ходили слухи, упорные, но непроверенные, что если кто-то умудрялся сболтнуть нечто подозрительное, а то и просто недостаточно искренне радовался тому факту, что является шестеренкой в огромном организме великого государства, возглавляемого великим же Палпатином, то агенты сразу же брали его на заметку, а затем находили компромат. После чего человек бесследно исчезал, что заставляло окружающих втихаря строить разнообразные версии произошедшего, с неизменно неприятным финалом. Что именно с пропавшими происходило дальше, не знал никто, кроме СИБ, но все были твердо уверены, что ничего хорошего. А компромат сотрудники безопасности находили всегда - это было просто вопросом времени.

Если копнуть поглубже, то окажется, что у нас всех, без исключения, рыльце в пушку, подумал Пиетт, поднимая бокал, чтобы издали поприветствовать смутно знакомого по генштабу капитана второго ранга, лопающегося от радости так, словно ему на грудь только что навесил орден сам Палпатин.

Ему никогда не нравились торжествующие толпы. Какое удовольствие можно находить в такой шумной стадной радости?

Когда Пиетт поступал в Академию, то по молодости лет как-то глубоко не задумывался, что ему придется работать на Империю. И как именно, вероятно, придется.

Он просто хотел летать.

Если бы я знал, мрачно думал он, внимательно следя за выражением своего лица – преданным и достаточно торжественным, что мне в итоге будет суждено оказаться именно в генштабе на Корусанте, обязательно завалил хотя бы пару-тройку самых важных выпускных экзаменов, чтобы подпортить личное дело. До сих пор спокойно продолжал бы патрулировать родной сектор во главе Аксиланского противопиратского флота.

Но нет, значительные успехи при отлове контрабандистов и прочего сброда автоматически привлекли к его скромной персоне внимание сотрудников кадрового отдела имперского генштаба. Они настолько впечатлились его послужным списком, что порекомендовали такого перспективного офицера начальству, а высшие чины быстренько приняли решение повысить его до капитан-лейтенанта – и это всего в двадцать шесть! – и перевести в имперский флот.

Через пару лет после этого в судьбе Фирмуса Сорела Пиетта произошли окончательные и бесповоротные изменения – все, больше никаких полетов. Теперь вместо изменчивого блеска далеких звезд и сияющих за обзорным транспаристиловым экраном разноцветных туманностей – личный кабинет в генеральном штабе на Корусанте, просматривающийся и прослушивающийся в течение всех двадцати четырех стандартных часов. Вместо относительной свободы действий в пределах своего сектора – постоянное подчинение командирам разной степени самодурства и пребывание в вечных тисках устава.

Если сравнивать с жизнью на его родной захолустной Аксиле, то попасть в самый центр Империи – теоретически прекрасное начало головокружительной карьеры, слов нет. Но все оставшееся до отставки время перебирать и анализировать сводки? И видеть одни и те же опостылевшие за десять с лишним лет физиономии сослуживцев? Сейчас Пиетт иногда даже жалел о падении Старой Республики – в ее времена у курсантов был выбор, куда идти после Академии: в торговый флот или пассажирские перевозки; Империя же никогда ничьим мнением или пожеланиями не интересовалась.

И с каждым проведенным на Корусанте месяцем Пиетт все сильнее тяготился своим нынешним положением и все больше желал... Чего? Он уже давно пытался разобраться в себе, но в итоге признался, что точного ответа на этот вопрос пока найти так и не сумел.

В генштабе он получает довольно приличное жалование, тратить которое практически не успевает из-за постоянного отсутствия свободного времени. На момент отставки на счету в банке у него, скорее всего, окажется довольно солидная сумма, так что пожаловаться на материальное положение он никак не может. Азартные игры, наркотики и прочие излишества категорически не приемлет, единственное хобби, на которое он, к сожалению, едва успевает выкраивать жалкие пару-тройку часов в неделю, заключается в изучении изредка приобретаемых букинистических книг – настоящих, бумажных – по древней истории Галактики, интересующей его еще со времен Академии.

Обратно на мостик, к звездам, так заманчиво мерцающим за обзорными экранами, его теперь уже никто и никогда не отпустит, - с этим он давно уже примирился. Непосредственное командование им довольно и намекает, что не будет сильно тянуть с его дальнейшим продвижением по штабной карьерной лестнице. Вроде полагается быть полностью довольным своей судьбой, но почему же его тогда упорно не покидает все усиливающееся ощущение, что ему от жизни нужно что-то еще? Нечто очень важное и необходимое, что все время маячит на самом краю сознания, но постоянно ускользает, стоит только ему сосредоточиться и попробовать понять, что же это такое?

Пиетт неслышно вздохнул, сейчас больше всего на свете желая оказаться у себя дома, подальше от этого шумного, многолюдного и малоинтересного сборища. Но торжество только началось, и ему предстояло терпеть его еще как минимум несколько часов, пока высшее командование не сочтет, что юбилей Империи отпразднован как следует. Или, что точнее будет соответствовать действительности, пока оно не захмелеет настолько, что захочет наконец разъехаться по своим апартаментам.

По-настоящему близкими друзьями Пиетт за время, проведенное в генштабе, так и не обзавелся, предпочитая иметь только нужные для дела знакомства, не обязывающие ни к чему, кроме как к посиделкам в офицерской столовой за парой-другой стаканчиков коррелианского виски и гладким пустопорожним беседам ни о чем. И теперь – да и не только теперь, если честно – ему элементарно не с кем было поговорить по душам на отвлеченные от работы темы. Не заводить же с празднующими юбилей офицерами беседу о том, как сильна сейчас Империя, какие грандиозные свершения у них позади и какое величие они ей обеспечивают своей верной и преданной службой. Подобная пропагандистско-демагогическая болтовня встала у него поперек горла уже после первого же года, проведенного в генштабе.

Напиться, что ли, тоскливо подумал Пиетт, тщетно пытаясь высмотреть в толпе хоть одного человека, не изрекающего унылые сентенции, а посему не вызывающего у него зубовного скрежета. Когда в подобные речи ударялось начальство, деваться бывало некуда и приходилось терпеливо слушать, но сейчас мучить свой разум чужим занудством он был совершенно не в силах. На глаза постоянно попадались либо те, кто по званию был значительно выше него, либо совсем неизвестные капитаны и лейтенанты. Пиетт решительно не знал, куда себя девать, а напиваться, несмотря на пришедшую было в голову мысль, не собирался. Он элементарно не любил много пить, а если и пил, то предпочитал всего один бокал хорошего вина на целый вечер спокойного одиночества, вместе с книгами и справочниками. А с другой стороны, если он прикончит, наконец, это шампанское, за которое корусантские снабженцы наверняка отвалили дикую кучу кредитов, может, станет чуточку веселее?

Стараясь не морщиться, он залпом допил гордость набуанского экспорта – и что они все в этой газированной кислятине находят, – поставил пустой бокал на поднос катящегося мимо дроида и собрался выловить во все сильнее раздражающей его толпе своего знакомого капитана Лорта Нииду; когда они все направлялись в конференц-зал, тот промелькнул где-то неподалеку. Его энергичную болтовню Пиетт, познакомившийся с Ниидой несколько лет назад – тот после возвращения своего "звездного разрушителя" из очередного сектора доставлял штабным аналитикам полученную информацию – всегда выносил относительно спокойно. И тут его слух довольно четко уловил среди разрозненных обрывков звучащих вокруг разговоров слова "...и на основании предварительных расчетов и экспериментов получаем, что при уменьшении расхода потребляемой энергии на десять-пятнадцать процентов эффективность щитов обоих типов возрастает чуть ли не на двадцать процентов. Что дает реактору дополнительный резерв мощности, пусть и не слишком большой. Это, повторяю, предварительные данные и не стоит воспринимать их с энтузиазмом, но мы активно продолжаем исследования". Пиетт слегка удивился – голос был женский.

Обычно компанию офицерам во время тех собраний и торжеств, куда допускались гражданские лица, составляли их жены или же любовницы. Немногие из них могли знать словосочетания типа "дополнительный резерв мощности реактора"; в этом Пиетт, за годы службы невольно наслушавшийся разговоров офицерских жен и их дочерей в невыносимых количествах, был твердо уверен.

Получается, что голос принадлежит не просто чьей-то очередной пустоголовой пассии – но тогда кому же? Со времен преобразования Республики в Империю слабый пол стал служить в медицинских частях, в снабжении, наземных подразделениях связи и всяких бюрократических отделах на должностях не выше лейтенанта. И его представительница вряд ли бы смогла получить допуск на такое важное торжество, как двадцатилетний юбилей Империи в главном конференц-зале генштаба, где присутствуют моффы с гранд-моффами и весь высший командный состав армии и флотов, прибывших в столицу к началу празднований.

Он обернулся, взглядом поискал говорившую и увидел буквально в паре шагов от себя женщину в длинном, до пола, кроваво-красном облегающем платье, резко выделяющемся своим цветом на фоне серых имперских мундиров. Каштановые с золотистым отливом волосы были забраны в высокую замысловатую прическу, в ушах, посверкивая острым бриллиантовым блеском, покачивались длинные серьги. Она стояла спиной к нему, так что ее лица Пиетт не видел.

Заинтересованный, он хотел подойти поближе, но тут его за локоть ухватил невесть откуда появившийся Ниида:

– Ну что, скучаешь, как всегда? А я только что познакомился с одним капитаном второго ранга из технической службы. Он каким-то образом выяснил, в какой сектор отправят мой флот после того, как мы на Фондоре закончим запланированную модернизацию гипердрайвов. Обещал рассказать все, что знает. Знаешь, лично мне сейчас как-то не хочется гоняться за всякими там заурядными контрабандистами во всеми забытом пространстве хаттов!

– У тебя, видимо, внезапно начался острый приступ героизма, – сухо ответил Пиетт, недовольный тем, что капитан невольно отвлек его от чего-то хоть мало-мальски интересного, происходящего в этом зале. К тому же в глубине души он ему где-то даже завидовал – флот Нииды постоянно перемещался по разным секторам Империи, что означало хоть какое-то разнообразие, а лично ему придется и дальше уныло сидеть сиднем в аналитическом отделе генштаба, изучая документы и сводки. – Хочешь и дальше ловить всякий сброд и таким способом дослужиться до адмирала?

– А что, было бы очень неплохо! – ухмыльнулся Ниида, ставя на поднос подкатившего дроида опустевший бокал и беря взамен полный. – Вот дадут мне для начала под личное командование крейсер... – мечтательно начал он.

– ... и ты умудришься в первый же день врезаться в ближайшую луну, – не удержался Пиетт, как-то раз узнавший, что отметки у Нииды в Академии, в том числе по астронавигации, были в основном довольно средненькие.

– Зато ты у нас, весь такой образцово-показательный, в итоге обязательно станешь адмиралом, – довольно чувствительно ткнул его кулаком в бок Ниида, – а может, даже гранд-адмиралом! И все женщины и твилекки Корусанта с Кореллией, Куата, Фондора и вообще всей Галактики будут, трепеща от восторга и счастья, падать к твоим ногам!

Пиетт чуть нахмурился и не ничего ответил. Он прекрасно знал, что даже если его два раза подряд произведут в гранд-адмиралы и увешают орденами с головы до пят, никто к его ногам падать не будет. Он не имел никаких иллюзий относительно своей заурядной внешности еще с Академии, где все малочисленные девушки-курсанты быстро доставались его рослым и красноречивым сокурсникам. Несколько неудачных романов, случившихся на Аксиле и уже тут, на Корусанте, только утвердили Пиетта в мысли, что попытка построить с кем-то долгоиграющие отношения при всех его интеллектуально-аналитических талантах – идея не то чтобы глупая, но заведомо безнадежная.

Он с самого раннего утра и до глубокой ночи занимался изучением приходящих со всех концов Империи сводок, составлением планов учений, написанием отчетов, рапортов и прочей военно-бюрократической ерундой. А дамы сердца постоянно требовали повышенного внимания, закатывали истерики на тему "ты должен проводить со мной больше времени!" и другими многочисленными и разнообразными способами всячески портили ему жизнь. В один день – Пиетт потом довольно долго не был уверен точно, то ли прекрасный, то ли не очень, – после очередного скандала он плюнул, собрал вещи, съехал от своей очередной пассии, излишне темпераментной и требовательной коррелианки, и дал себе слово больше никогда не ввязываться в мало-мальски серьезные и длительные отношения. С тех пор в его жизни бывали только кратковременные и ни к чему не обязывающие связи, благо на Корусанте найти нетребовательных и некапризных дамочек не составляло особого труда.

Тем временем к ним с Ниидой подошел плотный светловолосый мужчина с планками капитана второго ранга технической службы – тот самый, кто знал о следующем назначении восемнадцатого флота. И начал долго и нудно рассказывать, что его свояк служит адъютантом у какого-то полковника, и этот свояк слышал, как кто-то кому-то сказал, что... Пиетт перестал вслушиваться в его болтовню уже через пару минут. Его интересовала женщина в красном, а не то, в какую всеми хаттами забытую систему отправят "звездный разрушитель" Нииды.

Когда Пиетту бывало что-то неясно, он начинал тщательно изучать проблему или вопрос и изучал до тех пор, пока ему не становилось понятно все до последней, самой мельчайшей детали. Пусть он и не мечтал заниматься именно военной аналитикой в самом сердце Империи, но у него был такой склад ума, что любая задача, для решения которой требовалось применять логику и обрабатывать большое количество с первого взгляда не связанных друг с другом данных, становилась для него интересной и захватывающей.

И теперь его снедало любопытство – кто эта незнакомка в красном и что она тут делает?

Пиетт отвел взгляд от болтливого капитана и стал искать яркое пятно посреди серых мундиров – они с Ниидой лишь на пару-тройку метров сдвинулись с того места, на котором он стоял, когда впервые ее увидел. И почти сразу же нашел. В забитом же почти под завязку конференц-зале не было столько свободного места, чтобы незнакомка успела переместиться слишком уж далеко. Она стояла на том же месте, но уже без собеседников. И с непонятным выражением задумчиво разглядывала толпу военных всех рангов и видов войск, на этот раз повернувшись так, что Пиетт сумел разглядеть ее лицо.

Он мгновенно и напрочь забыл и про имперский юбилей, и про предвкушающего вероятные приключения Нииду, и нудного капитана, до сих пор никак не дошедшего до сути, и недоконченный рапорт о нескольких вариантах возможного развития событий последних чандрильских беспорядков, который следовало сдать непосредственному командованию завтра утром. Он стоял и смотрел, а в голове невесть из каких глубин памяти всплыла строчка какого-то глупого сентиментального романа, от скуки прочитанного им на каникулах в Академии, много-много лет назад. Строчка, над которой они потом всем курсом долго, радостно и со вкусом потешались.

"...Она была так ослепительно прекрасна, что он перестал слышать, ощущать и понимать что-либо на свете, кроме одной-единственной вещи – отныне и навеки для него во всем мире будет существовать только она".

Продолжение следует



#4586 Внезапный стих по ЗВ

Отправлено Эль Ригель на 17 марта 2013 - 09:49

Ну я тут черкнул тоже ))), как бы от аватара, не от самого Палпатина - уж очень забрал этот поворот:

Ты не прячешь мокрого лица,
Мы стоим в огня неверном свете.
Паренёк, хоронящий отца,
Сит, ученика отдавший смерти©.


Воля Рока- сильный аргумент:
Жизнь нас редко оделяет шансом -
Чтобы распознать такой момент,
Нужно  распрощаться с постоянством

Только сильный может сделать шаг-
Наступив на горло cвоей песне.
Ну так маг я - или же не маг:
И в чем суть моей - да, ситской, чести?

Слишком просто  враг ушел с пути.
Мне б подумать - чтоб понять в чем дело:
Шанс был дан по лезвию пройти-
Что ты Сила - от меня хотела?

Ведь когда известно наперед-
И ты сам распределил все роли:
Шанс уйдет - и больше не придет.
Взять его или отдать - в твоей лишь воле.

Отдал - и пошел, но не вперед:
Смена персонажей - в прежнем кресле.
Взять...- вписаться в новый поворот:
Если б знать потом что будет - если б...



---------------

Пользуйтесь: Марс вошел в знак Овна - ситы высоту взяли сходу! Девы кстати - сильны в деталях: последовательно все просмотреть и найти как косяки - так и возможности.


#4579 Стихи

Отправлено Revan на 16 марта 2013 - 03:08

Ответ на http://inflare.diary.ru/p186267204.htm

Бурым месивом ранних дорог
Расплывается снежный покров
По следам от промокших сапог
На размокнувшей карте дворов.

И не виден просвет или край -
Всё скрывает бесцветная хмарь.
- Забывай, - пропоёт, - забывай,
Отложи, не листай календарь.

Без начала весны, без конца
Зимних дней с переходом в апрель:
Ты не ждёшь перемен, но с крыльца
Отвечает тебе птичья трель.


#4574 Стихи

Отправлено Revan на 09 марта 2013 - 05:15

Записная тетрадка хранит
штук под сорок различных начал,
зарисовок, забавных на вид,
переправленных мной сгоряча.

Описания рас и миров,
схем и карт на количество книг,
перечёркнутых строк в вязи слов
и стихов. А куда же без них?

Карандаш по бумаге: опять
начинаю двадцатый рассказ.
Будто доля моя - начинать.
До конца? Может быть, в этот раз.


#4570 Стихи

Отправлено Revan на 25 февраля 2013 - 21:09

Свечка с мягким ароматом вишни,
И горяч обычный чёрный чай.
Третий, нет, второй здесь будет лишний.
В небесах как будто невзначай
Полумрак окутывает вечер,
Полыхнувший солнечным огнём
В зеркалах оконных. Место встречи
Новой ночи с уходящим днём.
Воздух мелодичным перезвоном
Созывает тень под потолок.
Со своим невидимым драконом
Я веду безмолвный диалог.
Подождут все срочные вопросы
В суете из бесконечных дел.
Остановка. Ввысь, в цветную россыпь
Звёзд, где нет привычных тел.


#4567 Стихи

Отправлено Revan на 24 февраля 2013 - 13:25

Королевич

Вскользь услышанные фразы
Или песенный мотив
Вдохновляют на рассказы:
Образы приходят сразу
И не отстают в пути.

Снег в лицо летит - не страшно,
По истории весна;
Праздник светлый, праздник важный
Слышен песен звон протяжный:
Мир проснулся ото сна.
Вся округа веселится,
Зеленью взялась земля,
Лишь склонился чёрной птицей
Над исчерченной страницей
Старший отпрыск короля.
Не о троне и короне
Грезит юный чародей.
О движенья звёзд законе,
Власть иная душу тронет -
Власть над думами людей.
Но узнал король однажды,
Что такой в семье раздрай.
Принародно проклял дважды -
Знай, что так поступят с каждым -
И изгнал в пустынный край:
Край туманных отражений
Среди голых серых скал.
Не простил сын унижений
И для будущих сражений
Войско из камней созвал.

Звон, и лязг, и скрежет стали.
Младший брат войска в ответ -
Сотни, тысячи здесь пали
Алым окропляя дали:
Брат на брата, тьма на свет.
Чародей оставил поле,
Где уснул на веки брат.
Месть не знает меры, боли,
Ни прощенья, доброй воли...
Встал он у дворцовых врат.
Камень крепче хрупкой стати,
Чародейством он скреплён.
Третье короля проклятье -
Обагрилось кровью платье,
Взмах - старик упал на трон.
Камень крепче, но навеки
Холод из пустых глазниц.
Алые иссохли реки,
Сжаты губы, сжаты веки -
Здесь живых нет больше лиц.

Снова снег заносит вечер,
Закружив на старый лад,
И как будто призрак вечный
В вое ветра жаждет встречи,
Не король, не сын, не брат.


#4564 Стихи

Отправлено Revan на 16 февраля 2013 - 23:38

Голые скальные склоны
Снегом седеющих гор,
Там, где летают драконы,
Неба крылатый узор.
Цвет серебра яркой медью
Вспыхнет в закатном луче,
Долгих вечерних столетий
Блик отразится в мече.

Сказки, легенды, рассказы,
Мифы из давних времён,
Песен крылатые фразы
Славят тех, кто побеждён.
Люди хотят верить в чудо,
В доблесть, отвагу и сталь
Тех, что уже не забудут.
Память хоронит печаль.

Знают ли правду драконы?
Нет в них ни правды, ни лжи,
Фактов иные законы,
Чуждая древняя жизнь:
Нет там отваги, надежды;
Гневайся, радуйся, злись -
Всё, что ты чувствовал прежде -
Выдох в холодную высь.


#4560 Стихи

Отправлено Revan на 09 февраля 2013 - 01:38

Замер город мозаикой огней:
Медных улиц ночной лабиринт,
Фонарей, многоликих теней.
Окна гаснут одно за другим.

Переулки, дворы и дома,
Лай собак, эхо гулких шагов.
Не спешу: ночи сводят с ума
Под луной в тишине облаков.

Мне б домой, в новый день, в новый мир.
Мне б домой, только где же мой дом?
За окном, где и свет не горит,
За стеклом. Но с какой из сторон?

Замер город, ответа не дав,
Только ветра порывом в лицо
Мне напомнил про свой жёсткий нрав.
Я запомню. И шаг на крыльцо.


#4556 Стихи

Отправлено Revan на 01 февраля 2013 - 23:40

Танец теней у зелёной воды,
Отзвук цветных огней.
В мокрой траве исчезают следы
В царство крылатых фей.

Блеск электричества, блики витрин,
Дымный машинный след.
Феи ушли, да и мир стал другим
В песнях новейших лет.


#4363 Подарок для тетушки Хомь

Отправлено June 10 на 13 октября 2012 - 09:41

Автор: June 10.
Бета: и снова нет.
Жанр: General
Размер: мини.
Аннотация: Для разнообразия небольшая история о мышиной семейке.
Комментарии: Может быть недоописано, но, на мой вкус, в самый раз. Если будут требовать окончания спора - напишу продолжение в другой сказочке.

- То есть как это «продавать»? – растерянно спросила мышка, поднимая глаза. – Это за деньги, что ли?
Она так обрадовалась, когда на пороге ее амбара появился родственник. Дядюшка Хомь приходился ее матушке, кажется, троюродным племянником и в гости захаживал чрезвычайно редко, поскольку был то и дело занят в поле. Там у него располагалось небольшое хранилище и огромный запас зерна. Хомь без устали следил за тем, что бы каждый колосок был вовремя полит, подвязан, срезан, высушен и убран. Дядюшка поначалу считался среди волшебных существом на редкость эксцентричным: ну с чего бы это хомяку увлекаться сельским хозяйством? Да еще и становиться фермером, и пропадать то в поле, то в книгах с зубодробительными названиями вроде «Взаимосвязь разнодлиннотного графика освещенности яровых и процента порчи посевов насекомыми, или кто жрет ваши хлеба, пока вы спите?» Аграрный гений признали только тогда, когда на столах многих жителей волшебной страны появился кукурузный, ржаной, пшеничный – любой хлеб круглый год. Вскоре после этого Хомь стал одним из самых активных предпринимателей, да и из самых богатых тоже.
И вот сейчас дядюшка настойчиво доказывал мышке необходимость перехода на коммерческую основу.
- Пойми ты, дурында, ты ж за блестелки эти платишь, время личное тратишь, голову свою светлую ломаешь. Это должно быть оплачено!
- Кому должно? – не могла взять в толк мышка.
- Тебе это должно быть оплачено. Это труд, работа.
- Дядюшка, ну какая же это работа? – искренне изумилась мышка и всплеснула ручками. – Вот если с утра начал и весь день что-то делаешь, даже если надоело или не нравится, или не получается, то это – работа. А я же для себя, приду уставшая, возьму одну темнелку, приложу к ней сиялку, добавлю троечку мерцалок и в шкаф за нитками полезу. Там, глядишь, и силы появляются, и дело спорится. Поэтому и не беру за свои поделки ничего.
- Поделками твои вещицы были три шкафа назад, - сказал родственник, обводя взглядом ящики, коробки, рулоны, мотки, пакетики и россыпи, занимавшие добрую половину комнаты. Мышкины доводы его не убедили. Да и многие жительницы волшебной страны нахваливали девичьи работы, а раз есть спрос – пора повышать цены. – Хватит уже разбрасывать деньги по ветру.
Дядюшка Хомь иногда становился на редкость настойчив и прижимист, особенно когда дело касалось упущенной выгоды.  Ну не мог он спокойно смотреть на то, как глупышка-племянница раздаривает свои вещицы направо и налево. Хозяйственный Хомь уже не раз касался этой темы вскользь, и вот пришла пора отчитать родственницу за излишнюю расточительность.
- Спасибо за добрые слова, дядя, мне очень приятно. Но брать деньги с других за то, что я получаю удовольствие, - это, согласись, неверно.
В семействе грызунов из поколения в поколение передавалось упрямство. Простым знакомым мышка-рукодельница старалась его не показывать. Мало ли, оно пугливое: увидит новые лица и сбежит раз и навсегда. А вот близкие люди частенько слышали это ужасные «Хочу!» или «Не хочу», после которого любые уговоры не давали результата. Дядюшка Хомь понял, что еще немного и прозвучит заветное слово, поэтому постарался успокоиться. Сделал глубокий вдох, отчего щеки его стали поистине огромны, четыре раза коротко выдохнул, встал и опять присел. Не помогло. Убедить племянницу торговать по-прежнему хотелось. Ну ладно, зайдем с другой стороны амбара!
- Я, собственно, по делу приходил. У тетушки Хомь скоро именины. У меня к тебе заказ. Все самое красивое и дорогое. Ты не сомневайся – уж я-то заплачу щедро.
- Подарок для тетушки? С удовольствием! – Казалось, мышка скоро взлетит, взгляд ее бродил по полкам, руки перебирали попавшиеся на их пути ленточки, а выражение мордочки стало умильно-мечтательным.
- И кто же вам сказал, что дорогое обязательно красиво? Хотела бы я на этого мастера взглянуть. Да порой из простых бусинок такое чудо делают – дух захватывает. Вот посмотрите сюда, как тетушке понравятся эти камешки? А те шнуры? Или лучше все-таки цепочки? А может, сделать ей брошь в подарок – тетя ведь любит платки.
- Не подарок. Заказ. Все самое дорогое и красивое. – Дядюшка решил, что с этой творческой личностью следует общаться предельно кратко и по существу, а то того и гляди, унесет порывом вдохновения. – Я заплачу.
- Заплатите? – вынырнула откуда-то из-за облаков мышка. – То есть, как это «заплатите»? Это же для тетушки подарок. – Она подняла глаза на собеседника и быстро-быстро захлопала ресницами, пытаясь разобраться в ситуации.
- Мышь!
Тут рукодельница поняла, что дядюшка Хомь по-настоящему рассердился, что случалось с ним крайне редко. Последний раз племяннице досталось за съеденное без спросу печеное яблоко, да только когда это было. Видимо, пришла пора прибегнуть к излюбленной мышиной тактике «я сделаю так, как хочешь ты, просто не мешай мне жить по-своему». В конце концов, почему бы тетушке Хомь не получить два подарка на именины?


#4337 По волнам меня

Отправлено Кошка На Крыше на 15 сентября 2012 - 18:30

продолжение чего-то бредового, нечеткого и еле уловимого.




Я прошу, увези меня... Подальше и надолго... только ни туда, куда ты возил тех, кто был до меня... порой плохо, лишь от того, что знаешь и видишь больше чем надо... Порой плохо от того, что вся моя жизнь построена на эмоциях и чувствах... Наверно счастье наступит тогда, когда я отключу мозги, вырежу из груди сердце и продам остатки души... Увези меня, что бы я вновь начала верить! Увези, что бы я опять захотела верить… Увези, что бы я не сделала это...

Отголоски слабости и чего-то страшного, что живет глубоко и не хочет выбираться наружу порой все же высовывает свою мерзкую голову изнутри и озираясь выползает на этот свет… Почему его называют белым? Что по сути «белый свет»? Это электромагнитное излучение видимого диапазона, которое вызывает в человеческом глазе световое ощущение, нейтральное по отношению к цвету. Не хочу думать! Хочу отключить мозг и уйдя в себя как можно глубже впасть в летаргический сон, только бы сны в этот момент снились хорошие, а не такие, какие я вижу в последнее время. Жаль, что я не начала курить, иногда не хватает пепла. Просто пепел ассоциируется со сжиганием всего того, что так сильно бесит… Может в этом смысл? Да кто ж знает. Просто еще раз прошу, увези меня от моих мыслей, страхов и заблуждений…. Увези…